Вписка. день первый

A A A
2

     Москва встретила меня привычным гулом сотен голосов. По территории вокзала муравьями сновали люди, торопясь куда-то по своим муравьиным делам. Я быстрым шагом вышел на улицу и почти бегом покинул площадь трёх вокзалов. Садиться в метро на Комсомольской не было ни сил, ни времени, ни желания. Добежав до Красносельской, я быстро взял проездной на десяток поездок и, наконец, сел в поезд метро.
     Всего через час я был на месте. С сомнением посмотрев на записку с адресом, я подошёл к подъезду и набрал на домофоне номер квартиры.
     - Алё, - сонным голосом отозвался динамик.
     - Рома? Привет. Это Виталя.
     - Заходи. Третий этаж.
     Привычный российский подъезд с облупившейся краской по стенам и неистребимым запахом мочи и хлорки промелькнул мимо. Я зашёл в приоткрытую дверь на третьем этаже и обнял встретившего меня хозяина:
     - Привет, друг.
     - И тебе привет. Кофе будешь?
     - Буду. Но сперва душ, - я скинул сумку на пол.
     - Ну давай. Ванна там.
     - Виталь, ты? - из-за приоткрытой двери в комнату показалась заспанная Маша в футболке до середины бедра, - привет хороший, - она обняла меня и поцеловала в щёку, - а мы тут баинькаем. Свободный график он полезен для сов, - она заразительно зевнула, и добавила:
     - Ну давай мойся, потом поговорим.
     Смыв дорожную пыль и переодевшись в чистое я вышел на кухню. Рома шаманил у плиты с туркой, Маша сидела за столом и отщипывала кусочки от булки.
     - Как доехалось?
     - Отлично. Билеты, правда, купил только потому, что прямо передо мной их сдал мужик - но в остальном накладок не было.
     - Везунчик, - Рома хмыкнул и разлил чёрный как ночь кофе по фарфоровым чашечкам, - ну, с добрым утром!
     - С добрым, - сдвинули мы чашечки в шутливом тосте, и я отхлебнул горячий бодрящий напиток. В тишине мы пили ароматный кофе.
     С ребятами я познакомился чуть больше года назад, в интернете. В Живом Журнале. Сперва я зафрендил Рому, потом он ответил взаимностью, заодно познакомил со своей девушкой, пишущей неплохие стихи. Пару раз пересекались в кафешках, когда я приезжал по делам конторы - и вот сейчас, когда я решил плотно посмотреть Москву, о чём и написал в своём блоге, они предложили мне вписаться у них.
     - Ну, теперь и я помоюсь, - сказала Маша, допив кофе, и прошла в ванну. Я невольно проводил её взглядом - стройная и аппетитная фигурка девушки была чудо как хороша. Рома усмехнулся:
     - Чего дальше будешь делать?
     - Отдохну чуток, и в центр поеду. По Арбату погуляю, Красная Площадь, все дела. Стандартный набор туриста.
     - Понятно.
     - Сам-то прогуляться не желаешь?
     - Не. У меня работа - надо до вечера сайт для клуба добить. Он в принципе полностью готов - осталось оттестировать и выслать заказчику.
     - А что за клуб?
     - Клуб интимных встреч и сексуальных знакомств.
     - И хорошо платят?
     - Достаточно.
     - Это хорошо, - вздохнул я, с сожалением отставив в сторону пустую чашечку, - деньги - это полезно и нравственно, тем более, когда их достаточно. Мне вот вечно не хватает.
     - Так перебирайся к нам. В регионах-то зарплата всяко ниже, а работу найдём.
     - Не-не-не-не, Дэвид Блэйн, не-не-не-не. Я уж как-нибудь проживу в своём тихом, уютном провинциальном городке без московской суеты.
     - Ну смотри, дело твоё. Пойдём в комнату, положишь вещи, покажу где спать будешь?
     - Давай.
     Единственная комната квартиры содержала большой лежащий на полу пружинный матрас, разложенный диван, компьютер, два кресла и массивный письменный стол. В углу притаился двустворчатый шкаф, у окна стояла разложенная сушилка с наваленной на ней кучей стиранной одежды.
     - Вот, собственно, диван - на нём спать. В доступе вайфай, ключ сети - двадцать звёздочек. Безлимит. Сумку можешь кинуть сюда.
     Я положил сумку рядом с диваном и уселся на него. Пружины жалобно хрустнули.
     - Извини, но диван не наш. Входит в условия съёма.
     - Да ладно, - улыбнулся я, - всё лучше, чем в гостинице. К номеру в гостинице приятные собеседники не прилагаются.
     - Ну да, ну да, - Рома потянулся, - ладно, отдыхай, а я за работу.
     Я растянулся на диване и, закрыв глаза, почти сразу провалился в глубокий сон. Никогда не умел спать в поездах, всегда мучаясь бессоницей - и отдых был очень в тему.
     Проснулся уже в четыре часа. Рома стучал по клавишам, переписываясь с кем-то в аське. Зевнув, я поплёлся в туалет, потом на кухню, налить себе стакан воды.
     - Выспался?
     - Вполне. Машка на работе?
     - Ну да. Вернётся поздно.
     - Как работа?
     - Заказчик полностью удовлетворён во все щели, - Рома с хрустом двинул плечами, - господи, как я затёк оказывается.
     - Понимаю. Снимай футболку да ложись на пол. Небольшой сеанс массажа то, что тебе сейчас нужно.
     Тело у него было что надо. В крапинку веснушек, загорелое с длинными, плоскими мышцами пловца. Я сел ему на ноги и сперва лёгкими, а потом более энергичными движениями начал растирать и разминать мышечные зажимы в плечах и пояснице.
     - Ммм... - начал постанывать Рома, когда узлы начали расслабляться и исчезать, - хорошо-то как...
     Закончив массаж, я продолжал гладить его спину, легкими касаниями пробегая вдоль позвоночника к ягодицам, касаясь их мягкими пальцами. Потом наклонился вперёд и слегка укусил его за плечо.
     - Что это вы себе позволяете, сударь, - забухтел Ромка.
     - Да уж известно, что, - я сквозь ткань шорт сжал в ладони его ягодицу и поцеловал в основание шеи, - реализацию коварно лелеемых с первой встречи планов в отношении одного прекрасного вьюноши.
     Он задышал чаще и, вдруг, извернулся, перевернувшись на спину. Глядя в глаза мне он легонько коснулся моего лица.
     - А я догадывался, - сказал он, улыбнувшись, - и Машка догадывалась. Только слепой бы не заметил твоих "тщательно скрываемых чувств". Я тебя тоже хочу, - он скользнул второй ладонью по моему бедру, сжав на мгновение попавшийся по дороге пенис, подрагивающий от перевозбуждения, и потянул вверх футболку. Мягкая ткань на миг скрыла свет - и вот я снова прижал его к полу, жадно целуя эту хитрую рыжую зеленоглазую морду. Его руки ласкали мою спину, сквозь шорты напряжённые члены тёрлись друг об друга - только хриплое дыхание нарушало тишину. Возясь неловко и нелепо мы освободились от шорт, и я скользнул вниз, остановившись перед напряжённым членом. Вздыбленные и непокорные семнадцать сантиметров напряжённой плоти, увенчанные гордо вздёрнутой головкой оказались перед моими глазами. Я высунул язык и легонько коснулся уздечки. Член дёрнулся, Рома судорожно вздохнул. Проведя языком от мошонки до головки, я медленно наделся открытым ртом на пенис и замер, только медленно двигая языком вокруг этого горячего леденца. Ромка словно ждал этого момента, что бы кончить - густая, горячая сперма обильно ударила мне в верхнее нёбо. Я сглотнул, распробовав на вкус этот коктейль, и не выпустил член изо рта, продолжая его легонько посасывать. Самые сладкие, почти блезненные ощущения - послеоргазменные ласки.
     - Хва... Хватит, - он почти силой снял мою голову со своего члена и потянул меня вверх.
     - Совратитель, - хихикнул он, слизав с моих губ остатки собственной спермы, - а ведь я был таким хорошим, таким целомудренным мальчиком...
     - Охотно верю, как же, - я ласкал рукой его гладко выбритую попку, периодически надавливая указательным на колечко ануса, - именно поэтому такой хороший, такой целомудренный мальчик на всякий случай подготовился к бурному однополому соитию.
     Вздохнув, Ромка отстранился и встал. Потянул меня наверх, впившись в мои губы сразу, как только я оказался на ногах. Его член снова был в полной боевой готовности, и тёрся об мой, когда он теснил меня к столу. Прохладная деревянная поверхность коснулась моих ягодиц и я сел, а потом и лёг на стол, повинуясь давлению ладони. Опёршись на локти, я сквозь полузакрытые веки наблюдал за действиями друга. Он же не стал медлить и, достав из ящика стола презерватив и смазку, надорвал зубами упаковку и раскатал резинку по стволу. Я подтянул ноги к животу, открывая полный доступ к своей заднице. Ромка выдавил на ладонь смазку, отложил в сторону тюбик и размазал смазку по члену. Влажной ладошкой он провёл между моих ягодиц и медленно ввел палец внутрь, преодолев лёгкое сопротивление ануса.
     - Нравится? - спросил он, когда я судорожно вздохнул, и добавил ещё один палец.
     - Скажи это. Давай, скажи.
     - Что сказать? - я не узнал свой охрипший голос.
     - Ты знаешь, - Ромка трахал меня пальцами, ухватившись второй рукой за мой член и легонько его подрачивая.
     - Трахни меня. Чёрт, трахни уже!
     Он вынул пальцы и приставил член ко входу. И не торопился вводить его, легонечко надавливая головкой в быстром ритме и наблюдая за моим лицом. И только когда я уже почти взвыл от похоти, резким толчком вошёл в меня. И так же медленно, как дразнил, начал выходить.
     - Сволочь, - выдохнул я, вцепившись руками в его бёдра и задавая ритм. Ромка хихикнул и набрал скорость, тараня мой анус резкими толчками. Чуть сменив позицию, он начал входить под углом, каждым толчком массируя простату.
     - А... А... А... А... - я, казалось, перестал существовать - все ощущения сконцентрировались там, где мышцы плотно обхватывали скользящий член, горячий и твёрдый, с выступающей головкой. Я судорожными, мелкими вздохами глотал воздух, когда он выходил полностью, и тут же влетал обратно. Мой собственный член обмяк и безвольно мотался по выбритому лобку. Ритмичные хлопки, стоны и всхлипы... Он что-то говорил - но я уже не понимал, что. Слышал только его голос, и смотрел на него затуманенным взглядом, подмахивая движениям.
     Первый в жизни анальный оргазм накрыл меня с головой. Словно тягучая волна покатилась из промежности, забив все чувства - я долго лежал на столе, хрипло дыша и глядя в потолок. Только изредка содрогаясь.
     - Хрена тебя накрыло, - с непонятной интонацией в голосе сказал Рома, когда я наконец пошевелился и попытался встать, - как в кино.
     - Да... - на нетвёрдых ногах я подошёл к нему и уткнулся в плечо, - спасибо.
     - Да ладно, чо уж там. Я знаю, что я великолепен. Есть будешь?
     - Обязательно.
     Я быстро забежал в душ, ополоснулся, потом мы долго сидели на кухне, разговаривая о всяком.
     В одиннадцать вечера пришла Маша.
     - Я смотрю вы времени даром не теряли, - с некоторой долей ревности в голосе заявила она, - давайте кормите меня, мойте и ублажайте всячески, а то устала - жуть.
     Ела она быстро, не забывая стрелять глазами. В какой-то момент она поймала мой взгляд, и хищно провела кончиком языка по губам. Я сделал вид, что не заметил. Она провела ступнёй по моей ноге и упёрлась в пах.
     - Правда Ромка замечательный? - промурлыкала она, массируя мой напряжённый член сводом ступни, скользя по нему гладким нейлоном чулок. Ромка же в это время сидел, отинувшись на спинку стула, и наблюдал за нами со странным выражением лица.
     - Да, - я подавался вперёд тазом, подыгрывая ей.
     - И кто из вас кого трахал?
     - Сперва я его, потом он меня. Я его ртом, он меня как полагается, по взрослому.
     - Ммм... Обожаю его.
     Я отвёл в сторону её ногу и скользнул под стол. Короткая юбка была задрана вверх и трусиков не наблюдалось. Маша сползла чуть ниже, к краю стула так, что её гладко выбритая киска оказалась прямо перед моим лицом. Я поцеловал её в бедро, на что сверху сказали:
     - Ай! Щекотно!
     Начав с лёгких поцелуев, я потихоньку зарылся носом в щель, исследуя языком складки мягкой плоти. Нащупав языком горошину клитора и освободив её от капюшончика плоти, я ласкал её сначала лёгкими, редкими касаниями, постепенно переходя к более активным действиям. Когда Маша начала тяжело дышать и непроизвольно сжимать бёдра, я перестал менять ритм и десятком движений языка довёл её до оргазма.
     - Ух... - сказала она, когда я вылез из под стола, - а теперь купаться.
     Она вышла из кухни первой, за ней пошёл Ромка. Я не удержался от искушения и ухватил его за ягодицу, а, когда он остановился, за вздыбленный член второй рукой. Поцелуями от лопаток я добрался до левого уха и прихватил зубами мочку. Потом отпустил, направив его шлепком в ванную.
     Машка уже разделась и, забравшись в ванную, ждала только нас.
     - Мрр... - практически таяла она, когда мы мыли её в четыре руки. Наконец, схватив взвизнувшую девушку, закутанную в полотенце, на плечо я вынес её из ванны и уронил на матрас. Ромка вознамерился было бухнуться рядом, но Маша воспротивилась:
     - Нет, я хочу вас сравнить. Встаньте рядом.
     Поднявшись на колени, она обхватила ладошками наши члены и, легонько подрачивая, переводила взгляд с одного на другой.
     - У Витали короче, но толще, - решила она наконец, - но оба такие замечательные...
     С этими словами она наделась ртом на мой член, лаская головку языком. Я повернулся к Ромке, и он впился мне в губы поцелуем. Я прихватил щепотью его напряжённый сосок и слегка сжал. Он судорожно вздохнул, и начал опускаться вниз, скользя губами по моему телу. Наконец он оказался рядом с Машей. Она выпустила член изо рта, и им немедленно завладел Рома, неумело, но усердно работая ртом. Так, вдвоём, они ласкали меня некоторое время, целуясь через головку, обрабатывая ствол на пару языками и губами.
     Потом Маша толкнула Ромку на матрас и заставила встать на колени.
     - Трахни его. Я хочу, что бы ты его трахнул.
     Я быстро смотался до стола за презервативом и смазкой и протянул резинку Маше. Она разорвала упаковку и с помощью рта надела мне презерватив. Я обильно смазал член.
     - Только не спеши, - подал голос Ромка, - я ещё девочка.
     Машку потряхивало от возбуждения. Она, облизывая губы, смотрела, как преодолевая сопротивление сфинктера я погружаю указательный палец, потом меняю его на средний, медленными движениями заставляя расслабится этот мускулистый задок. Маша запустила себе руку между ножек и ласкала себя в тот момент, когда в покорившемся анусе свободно ходили два пальца, на которые Рома насаживался уже сам. Я вынул пальцы и приставил ко входу головку напряжённого члена.
     - Оооо... - поплыл Ромка, когда я ввёл все свои пятнадцать сантиметров. Я не торопился, давая ему освоиться. Потом медленно потянул член наружу. И ещё раз. Маша прервала процесс на пару секунд, которые потребовались ей, что бы забраться под Рому в позу 69 и заглотить его член, вплотную наблюдая за тем, как небольшим валиком вытягивается анус, когда я вынимаю член, и как медленно я ввожу его обратно. Не знаю, расчитывала ли она на ласку, но парень был настолько поглощён новыми впечатлениями, что никак не мог её обеспечить. Наконец, он начал подмахивать. Я вторгался в глубины его жопки. Ромку потряхивало, когда головка проходила сквозь сфинктер. Потрахав его некоторое время, я решил сменить позу. Положив его на мастрас лицом вниз, с подушкой под бедрами, я навалился сверху и вошёл снова на всю длину. Маша слегка обиженно и недоумённо сидела рядом. Поманив её пальцем к себя, я тихонько сказал:
     - В сумке чёрная коробка, там подарок. Как раз на этот случай. Открой, одень и иди сюда.
     Когда она вернулась, я засадил Ромке последний раз и вышел из него полостью. Он, было, пошевелился - но Маша потрепала его рукой по заднице:
     - Ничего-ничего. Лежи, хороший мой, всё продолжается, - и вставила в освободившуюся дырку головку страпона. Чёрно-фиолетовый, полупрозрачный он был похож на член только продолговатой формой. Три плотно свившиеся спирали, сходящиеся к шарику головки, образовывали рельеф, а встроенный в выступ внутри трусиков вибратор имел три режима работы. Маша, несколько неловко от неопытности, трахала Рому, а я поддрачивал, стянув презерватив. Вскоре Маша кончила. Обессиленная, она упала на спину парню, обняв его руками, как дерево.
     - Как клёво было, ммм...
     Пока она лежала так, я расстегнул на ней трусики, а потом просто снял её с Ромки, остававив внутри него латексный фаллос. И перевернул парня на спину. Шальной, плывущий взгляд никак не мог сфокусироваться, а я трахал его дилдом, одновременно заглотив под корень его член и сжимая головку горлом, сглатывающими движениями выдаивая его. С протяжным стоном Ромка кончил, со всхлипом повернувшись на бок и отрубившись, только я выпустил его пенис изо рта. Вытягивая дилдо, я смотрел как колечко ануса выпускает витки спиралей и, наконец, головку.
     Машка уже спала рядом, бесстыдно раскинув ноги. Я натянул резинку и вошёл в неё - она только сквозь сон пробормотала что-то неразборчивое, но не проснулась. Кончив, я стащил презик и бухнулся рядом с ними.
     Мы так и спали - поперёк матраса, обняв друг друга - всю эту долгую ночь.
A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2020